Схема по захвату земель для «Родовых поместий» и их реализация Владимиром Сабуровым

Цель всего движения «Звенящие кедры России» – захват земли. Сразу скажем, что в данном случае слово «захват» не несет какой-то негативной или позитивной окраски. Это означает лишь получение земельных участков любым возможным способом, чтобы в дальнейшем создать на них некое «поселение» из множества семей таких же «поклонников кедра». Под процесс подведена идеологическая база: все действия направлены на создание «родовых поместий» – некой формы сообщества групп людей, обязывающих их к определенным правилам социально-экономического взаимодействия. Все, что сопровождает процесс получения и дальнейшего освоения земли (скандалы, суды, нарушения закона и прав других владельцев земли) всего лишь фон, который должен обеспечить наиболее выгодное, удобное и комфортное использование ресурса. Владимир Сабуров и его сотоварищи, проживающие в любой точке России, всегда утверждают о благости своих помыслов жить в мире с природой. Этому нельзя не радоваться. Однако на примере Владимира Сабурова и его некоторых сотоварищей мы спокойно можем увидеть абсолютно циничную и прагматичную методику захвата (а тут слово уже в негативном контексте) чужих ресурсов.

Пикет «антискладийцев» в Екатеринбурге, 03.03.2018 г., Владимир Сабуров с пирожком (слева, пирожок в руке)

Ранее мы рассказывали, как Владимир Сабуров вопреки здравому смыслу и инстинкту самосохранения рвется жить в зоне разлета осколков склада взрывчатых материалов ООО «Уралвзрывпром». Напомним, что он приобрел земельные участки ровно в опасной зоне, хотя вокруг земли — завались. Нельзя исключать, что все они, учитывая веру в мистические силы природы, считают, что кедры в случае ЧП и взрыва их как-то уберегут. Хотя ситуационный план, рассчитанный на основании как минимум законов физики, показывает, что нет, не пронесет. 

Участки Сабурова как шрапнелью прошьет камнями и землей в случае ЧП на складе

Как видно из документа, нет, надеяться на авось не приходится. Осколки от взрыва изрешетят любые здания (которые строить нельзя, но которые он старается строить) на участках Владимира Сабурова. Возможно, он захочет построить огромную стену, чтобы она задержала осколки. Конечно же, из кедра. Однако строить ничего нельзя. 

Уменьшение опасной зоны исходя из формул и правил безопасности при взрывных работах возможно обсуждать только в случае снижения запасов хранения взрывчатых материалов на складе. Однако до сих пор неясно, почему предприятие обязано брать пример с Владимира Сабурова и принимать решения себе во вред. 

На самом деле реальная жизнь и реальные мотивы семьи Сабуровых гораздо прозаичнее. Интерес к территории, которая находится внутри взрывоопасной зоны, со стороны родопоселенцев вполне можно объяснить, так же как и их агрессию в адрес предприятия.

«Добрынинцы» и не скрывали своих планов по захвату земли и разрушению активов предприятия

Это схема некоего поселения «Добрыня», о котором мечтает Владимир Сабуров. Вместе со своими единомышленниками он хочет занять очень большую территорию, перепродав земельные участки будущим последователям движения «Родовое поместье». И на месте склада взрывчатых материалов планирует построить некий научно-образовательный центр. Дело, возможно, хорошее. Но о какой науке или каком образовании может идти речь, если эти люди утверждают о существовании мистических связей людей, растений, почвы и так далее?

Однако из этой схемы хорошо виден интерес Владимира Сабурова к тем участкам, где он возвел незаконные постройки (хотя и знал, что нельзя этого делать). Дело в том, что рядом с участками 69 и 763 проходит дорога, построенная владельцами склада взрывчатых материалов. 

Земля, которую планируется занять, всегда рассматривается с точки зрения обеспеченности инфраструктурой. В данном случае участки Сабурова выглядят весьма привлекательно в отличие от всех остальных: рядом ЛЭП, дорога. Кроме того, наличие инфраструктуры позволяет дороже перепродавать другие участки земли новым желающим основать свое «родовое поместье». Сценарий действий в дальнейшем довольно прост и характерен для природы, к которой анастасийцы так яро апеллируют: система должна разрастаться и поглощать все, что вокруг. Если в округе оказываются предприятия, то они заведомо обязаны подчиниться требованиям и желаниям этих «чистых душою людей».

И здесь все средства хороши: требования запретить размещать склады рядом с населенными пунктами (это и так регулируется законами и НПА), требования законодательно запретить негосударственным компаниям осуществлять обращение взрывчатых веществ. Уменьшить опасную зону? Но тогда это приведет к снижению объемов, которые можно хранить на складе. А значит, помимо убытков предприятия это приведет к увольнениям и понижению уровня социальной ответственности компании. Ущерб будет нанесен людям, которые не имеют никакого отношения ко всей это истории. Поселение Добрыня настроено на постоянное расширение. Так зачем сейчас лицемерно лгать о том, что всех землевладельцев устроит простое сокращение зоны разлета осколков? На карте изначально вообще склада нет.

Все это выглядит, как схема по рейдерскому захвату предприятия. Высаживаемся около завода —> покупаем землю —> начинаем требовать сокращения производственных площадей —> вынуждаем делиться ресурсами или исчезнуть. 

Закрыть склад, в конце концов? Это приведет к увольнению сотрудников, ухудшению работы карьера и убыткам предприятия. Склад изначально строили, чтобы никому не мешать и никого не подвергать опасности. В таком случае любая группа людей может высадиться возле предприятия и требовать закрытия, переноса, уменьшения мощностей и так далее. В этом нет никакого экономического и социального смысла с точки зрения общественного блага, но есть смысл с точки зрения интересов групп людей, настроенных заполучить ресурсы. 

И не только со случайно попавшегося родопоселенцам предприятия. Развитие такого рода поселений на территории муниципального образования приведет к тому, что из экономики деревни или города будут вытягиваться деньги. Полностью идеологически и социально изолированная группа граждан начнет занимать рабочие места, но перестанет возвращать деньги в экономику, оставляя их в «родовом поместье». Ведь принципы их жизнеобеспечения подразумевают практически полную автономию. Прямые продажи друг другу и внешним потребителям продуктов, которые производят родопоселенцы, также будут изымать деньги из экономики муниципалитета.

При этом, все жители «родовых поместий» требуют от государства и общества предоставления всех полагающихся гражданам России льгот и возможностей, еще раз подтверждая свою паразитическую сущность. 

Отметим, что давление на общественное мнение является для такого рода организаций единственной возможностью продвижения собственных интересов. Даже если они полностью во всем не правы, их действия незаконны и они откровенно лгут. В дальнейших публикациях мы расскажем, каким образом Владимир Сабуров вообще смог купить землю и почему на месте его снесенного дома теперь стоит огромный замок лжи и обмана.

Статья в официальной группе «Вконтакте» Центра разоблачения деятельности Владимира Мегре.

«Рейдерство с запахом кедра»: схемы атак на предприятия и государство

Как вы могли заметить, в группе довольно подробно и обстоятельно разбираются обстоятельства, предшествующие и сопровождающие конфликт участников выдуманного поселения «Добрыня» с государством и предприятием ООО «Уралвзрывпром». Казалось бы, вряд ли можно заподозрить людей, которые если не поклоняются, то почитают выдуманную литературную героиню и дерево в хищническом поведении. То, как они выстраивают свою жизнь и отстаивают себя в судах вроде бы это и подтверждает: божьи одуванчики. Но слишком много противоречий дарит нам сравнение их мотивации и последующих действий.

Хроника лжи: как Владимир Сабуров был готов положить под бульдозер беременную жену

Это видеосъемка сноса незаконной постройки, которую Владимир Сабуров считал «домом», на его земельном участке. Ее любезно распространила и выгрузила в открытый доступ псевдонезависимая телекомпания «ПузоТВ» «ПазлТВ», работающая в Заречном. Правда, мы внесли в него совсем небольшие (особенно в сравнении с бульдозером) монтажные правки.

Ликбез: что такое зона «зона разлета осколков»? И лайфхак: как из-за нее ОНФ подставит Николая Косарева?

Участники сообщества по интересам «Добрыня», которое они называют «родовым поселением», как известно, страстно хотят жить рядом со складом взрывчатых материалов ООО «Уралвзрывпром». И главным препятствием для того, чтобы наконец-то укорениться и выращивать кедры, они считают то, что их место проживания находится во взрывоопасной зоне: зоне разлета осколков, который случится, если на складе произойдет ЧП. Логично, что строить здания на этой территории запрещено, о чем им постоянно и говорят.

Дом Сабурова можно было спасти. Но он сгорел. Почему Владимиру Сабурову было выгодно его сжечь? 

Ранее мы рассказывали о том, что такое «зона разлета осколков» и почему на территории, которая под нее попадает, нельзя ничего строить. Тем не менее, как известно, Владимир Сабуров и Галина Мичурова возвели незаконные постройки, которые постепенно сносят по решению суда. От людей, которые не в состоянии спланировать свои действия и соотнести их с законами, можно ожидать чего угодно.

«Нас 20 миллионов!». Как Владимир Мегре хочет стать Президентом России и взять власть 

На территории России действует около четырехсот «спящих ячеек» сепаратистов. Это активные, полностью автономные друг от друга группы численностью от десяти до более ста человек. Гендерный состав характеризуется преобладанием мужчин, имеющих развитые навыки длительного выживания в полевых условиях. Каждая группа обеспечена материально-техническими средствами и возможностями для быстрого формирования собственных изолированных поселений вне поля зрения правоохранительных, контролирующих или социальных органов власти.

Что делать властям Заречного? Они вообще ни при чем, но анастасийцы атакуют их в первую очередь

Власти Заречного и Саубров. Снос дома в Заречном?

Анастасия ходит голая по тундре, общается с кедром, в курсе того, что там у НЛО. Последователи Владимира Мегре беспорядочно высаживаются на участки земли по России, водят хороводы, бредят «родовыми поместьями». Но этот праздник духа очень быстро заканчивается, когда «анастасийцы» или, как мы их еще решили называть, кедрозвоны, сталкиваются с необходимостью жить по законам страны, от которой они стремятся отгородиться. Каждый земельный участок, захваченный последователями Владимира Мегре, сразу же становится островком непослушания для местных властей.

Как Владимир Сабуров решил подорвать нацбезопасность РФ и зарывал в землю указы Путина

«После повторного прочтения книг В. Н. Мегре в 2003 г. (первый раз начал читать в 1999 г.) я понял, что больше не могу бездействовать, и решил, что весной 2004 г. я должен быть на своей Земле в своём Родовом Поместье. Написал объявление в местную газету (г. Заречный) о том, что ищу единомышленников для организации поселения». 

Склад взрывчатых веществ в Курманке работает законно. Но Мичурова все равно врет Куйвашеву и Тунгусову

Владимир Сабуров, Галина Мичурова и вся остальная рать им сочувствующих фанатично верят, что склад работает незаконно. И вера в это для них очень много значит. В глазах эти людей она оправдывает их правоту и любые действия против коллектива и руководства предприятия ООО «Уралвзрывпром», и жителей Заречного. Здесь мы объясним, почему они все-таки, мягко говоря, не правы в своих заблуждениях. А если говорить так как есть, то попросту врут.

Сабуров, Мичурова, Мегре, анастасийцы, кедры… Почему в этом важно разбираться?

Сабуров, Мичурова, Мегре, анастасийцы, кедры… Почему в этом важно разбираться?

Это один из первых официальных документов, выданных государственными органами контроля по факту создания и регистрации Склада склада взрывчатых веществ в Курманке. Он стал частью производственного участка №1 «Уралвзрывпрома» треста «Уралнеруд» в Курманке. Базисный, поверхностный, постоянный. Поселок Заречный к тому времени уже оформился в качестве одного из центров атомной промышленности в государстве. На момент получения этого документа были запущены все три блока БАЭС, а сам склад шесть лет исправно выполнял свои функции.

Патрушев предупреждает губернаторов УрФО о техногенных ЧС. Анастасийцы рассуждают о взрыве на БАЭС

Сегодня в Екатеринбурге находятся все губернаторы Уральского федерального округа: из Тюменской области приехал Владимир Якушев, от Ямало-Ненецкого автономного округа — Дмитрий Кобылкин, Ханты-Мансийского автономного округа-Югры — Наталья Комарова, Челябинской области — Борис Дубровский, Курганской области — Алексей Кокорин. Конечно, вместе с ними и глава Свердловской области Евгений Куйвашев.