«Рейдерство с запахом кедра»: схемы атак на предприятия и государство

Как вы могли заметить, в группе довольно подробно и обстоятельно разбираются обстоятельства, предшествующие и сопровождающие конфликт участников выдуманного поселения «Добрыня» с государством и предприятием ООО «Уралвзрывпром». Казалось бы, вряд ли можно заподозрить людей, которые если не поклоняются, то почитают выдуманную литературную героиню и дерево в хищническом поведении. То, как они выстраивают свою жизнь и отстаивают себя в судах вроде бы это и подтверждает: божьи одуванчики. Но слишком много противоречий дарит нам сравнение их мотивации и последующих действий. Все это слишком сильно разнится с теми принципами невмешательства и позитивного мышления, которые «анастасийцы» регулярно и старательно объявляют всем подряд. Внимательное изучение их тактики и стратегии позволяет выявить скрытые амбиций, которые больше характерны представителям совершенно другой культуры — рейдерам.

Владимир Сабуров сам рассказывал (и мы тоже рассказывали), как он оказался в Заречном. В 2004 году, после долгой духовной работы и сложных процессов самокопания, он приезжает в город с твердыми намерениями основать «родовое поместье», фундаментом которого стали книги Владимира Мегре — основателя движения «Звенящие кедры России». Эти книги считаются идеологической платформой анастасийцев, а он сам — идейным вдохновителем политической партии «Родная партия». Здесь надо упомянуть о том, что за счет идеи «родовых поселений» гражданин Мегре собрал довольно обширную армию сторонников по всей России, систему перепродаж земли и производства экопродукции. Таких людей глупо и невозможно подозревать в наивности. Как и в том, что они при вербовке желающих основать очередное «родовое поместье» не дают им четких социальных, политических и, конечно же, экономических сценариев действий, один из которых просматривается как раз в действиях Владимира Сабурова. И возвращаясь к нему, мы видим, что этот новоприбывший основатель своего «родового поместья» осознанно покупает землю там, где любой другой здравомыслящий человек сто раз от этого откажется. 

Земли на искомом участке в деревне Курманке: 

— находятся в непосредственной близости к опасному объекту: складу взрывчатых материалов; 

— находятся в районе работы технологических объектов повышенной опасности (атомная электростанция и плотина);

— требуют больших вложений для развития сельскохозяйственного потенциала. 

Тем не менее Владимир Сабуров принимает решение обосноваться именно здесь. Времени подумать у него было предостаточно. Более того, он не отказывается от своей идеи даже после того, как узнает о том, что покупаемая им земля имеет серьезные ограничения в использовании. Во-первых, это пашня, а во-вторых, участки находятся в зоне разлета осколков склада взрывчатых материалов ООО «Уралвзрывпром».

Так что приходится зафиксировать факт и первый шаг в схеме: покупка земли неподходящего для проживания назначения, но в непосредственной близости к активам предприятия. 

Такое ощущение, что, даже если бы посреди участка была огромная и глубокая дыра в земле, Сабуров все равно бы ее купил. И вот она куплена, несмотря ни на что. Далее Владимир Сабуров, уже создав себе проблемы, идет их самоотверженно решать: переоформлять назначение земельного участка, чтобы появилась возможность построить дом и начать осуществлять свою мечту.

Это второй шаг: взаимодействие с органами власти. 

Владимир Сабуров регистрирует изменение вида разрешенного использования на «индивидуальное дачное строительство». Дом, как он сам признается, начинает строить еще до получения решения органов власти. Предприятие ООО «Уралвзрывпром» еще тогда сигнализирует, что строительство зданий недопустимо. Но на данном этапе важно не то, что происходит вокруг, а получить опору для дальнейших манипуляций: недвижимость, семью и быт. Потому что конфликт неизбежен. Это, собственно говоря, и произошло. Как известно, в 2016 году в суд обратились прокуратура и ООО «Уралвзрывпром». 

Третий шаг: придание конфликту социально-популистского окраса. 

Владимир Сабуров, нарастив к тому времени уже толпу единомышленников и таких же странных землевладельцев, как, например, Галина Мичурова, начинает взывать к некой «справедливости», другими словами, привлекать к его личным проблемам общественное внимание и политических игроков. Дело в том, что суд развернул все решения по его земле как незаконные, а его самовольные постройки, в которых он проживал, постановил снести, что и было сделано 15 февраля 2017 года, спустя 4 месяца после вынесения решения. И на данном этапе главное – это создать максимум внимания к ситуации и повесить негативный образ на предприятие и чиновников. В ход идет популярный способ манипуляции общественным мнением в виде полного игнорирования собственной ответственности за личные решения, принятия на себя роли жертвы «буржуев» и государственной машины-«левиафана» – заявления о несправедливом отношении к безвинным людям. У нас ведь общество очень живо реагирует на понятие «справедливости», которого чаще всего в конфликте вообще как такого нет, не было и не может быть. Во время сноса здания Сабуров, разумеется, пытался прикрываться детьми и беременной женой, чтобы попытаться предотвратить выполнение решения суда.

Четвертый шаг: давление на предприятие или государство и выход на торг с ними. 

На сегодняшний день реализуется как раз этот этап рейдерской схемы. Владимир Сабуров и сотоварищи требуют принять решения, пусть и в обход законов, которые бы все равно позволили им жить там, где они купили землю. В подкрепление своей позиции они проводят общественные акции и обещают начать радикальную протестную активность: перекрытие дорог, бессрочные голодовки. И предлагают предприятию ООО «Уралвзрывпром» и администрации Заречного сократить опасную зону разлета осколков так, чтобы их земли не попадали в нее. В случае с Сабуровым это, конечно, бесполезно. На его земле все равно ничего нельзя строить (вот зачем он ее покупал тогда?). Однако для любого предприятия любые решения, которые разрушают сложившиеся производственные цепочки, ограничивают или ущемляют его экономическую деятельность, несут убытки и не могут быть приняты. Впрочем, представители землевладельцев требуют вообще закрыть этот склад, что означает не только неминуемые убытки, но и нарастание социальной напряженности – сокращение рабочих мест и зарплат. И вот здесь анастасийцы уже готовы идти на переговоры и получать инструмент влияния на бизнес, а используя политические инструменты, через партию «Родная партия», в дальнейшем «заходить на предприятие» и отбирать его.

Схема рейдерского захвата в лучших традициях неоязычества — выполнена!

Вознесем хвалу и принесем жертву Богу Рейдерства!

В качестве послесловия. В реестре проекта «родовых поместий», который курирует Владимир Мегре, уже более 400 поселений, занявших участки земли по всей России. Это отличный мобилизационный ресурс идеологически верных фанатиков. Выйдут ли за «Единую Россию» на улицу несколько тысяч человек? Родопоселенцев уже больше, чем активистов ОНФ. Такой десант блаженных почитателей кедра, водящих хороводы в честь выдуманной сибирской отшельницы Анастасии, может высадиться у любого предприятия и начать развивать свои «родовые поместья», а затем требовать любые льготы, послабления, подношения, закрытия, самоликвидации и вообще все, что угодно и кого угодно. Но о долгосрочных последствиях деятельности этих организаций и людей мы расскажем позже.

Статья в официальной группе «Вконтакте» Центра разоблачния деятельности Владимира Мегре.

Хроника лжи: как Владимир Сабуров был готов положить под бульдозер беременную жену

Это видеосъемка сноса незаконной постройки, которую Владимир Сабуров считал «домом», на его земельном участке. Ее любезно распространила и выгрузила в открытый доступ псевдонезависимая телекомпания «ПузоТВ» «ПазлТВ», работающая в Заречном. Правда, мы внесли в него совсем небольшие (особенно в сравнении с бульдозером) монтажные правки.

Ликбез: что такое зона «зона разлета осколков»? И лайфхак: как из-за нее ОНФ подставит Николая Косарева?

Участники сообщества по интересам «Добрыня», которое они называют «родовым поселением», как известно, страстно хотят жить рядом со складом взрывчатых материалов ООО «Уралвзрывпром». И главным препятствием для того, чтобы наконец-то укорениться и выращивать кедры, они считают то, что их место проживания находится во взрывоопасной зоне: зоне разлета осколков, который случится, если на складе произойдет ЧП. Логично, что строить здания на этой территории запрещено, о чем им постоянно и говорят.

Схема по захвату земель для «Родовых поместий» и их реализация Владимиром Сабуровым

Цель всего движения «Звенящие кедры России» – захват земли. Сразу скажем, что в данном случае слово «захват» не несет какой-то негативной или позитивной окраски. Это означает лишь получение земельных участков любым возможным способом, чтобы в дальнейшем создать на них некое «поселение» из множества семей таких же «поклонников кедра». Под процесс подведена идеологическая база: все действия направлены на создание «родовых поместий» – некой формы сообщества групп людей, обязывающих их к определенным правилам социально-экономического взаимодействия.

Дом Сабурова можно было спасти. Но он сгорел. Почему Владимиру Сабурову было выгодно его сжечь? 

Ранее мы рассказывали о том, что такое «зона разлета осколков» и почему на территории, которая под нее попадает, нельзя ничего строить. Тем не менее, как известно, Владимир Сабуров и Галина Мичурова возвели незаконные постройки, которые постепенно сносят по решению суда. От людей, которые не в состоянии спланировать свои действия и соотнести их с законами, можно ожидать чего угодно.

«Нас 20 миллионов!». Как Владимир Мегре хочет стать Президентом России и взять власть 

На территории России действует около четырехсот «спящих ячеек» сепаратистов. Это активные, полностью автономные друг от друга группы численностью от десяти до более ста человек. Гендерный состав характеризуется преобладанием мужчин, имеющих развитые навыки длительного выживания в полевых условиях. Каждая группа обеспечена материально-техническими средствами и возможностями для быстрого формирования собственных изолированных поселений вне поля зрения правоохранительных, контролирующих или социальных органов власти.

Что делать властям Заречного? Они вообще ни при чем, но анастасийцы атакуют их в первую очередь

Власти Заречного и Саубров. Снос дома в Заречном?

Анастасия ходит голая по тундре, общается с кедром, в курсе того, что там у НЛО. Последователи Владимира Мегре беспорядочно высаживаются на участки земли по России, водят хороводы, бредят «родовыми поместьями». Но этот праздник духа очень быстро заканчивается, когда «анастасийцы» или, как мы их еще решили называть, кедрозвоны, сталкиваются с необходимостью жить по законам страны, от которой они стремятся отгородиться. Каждый земельный участок, захваченный последователями Владимира Мегре, сразу же становится островком непослушания для местных властей.

Как Владимир Сабуров решил подорвать нацбезопасность РФ и зарывал в землю указы Путина

«После повторного прочтения книг В. Н. Мегре в 2003 г. (первый раз начал читать в 1999 г.) я понял, что больше не могу бездействовать, и решил, что весной 2004 г. я должен быть на своей Земле в своём Родовом Поместье. Написал объявление в местную газету (г. Заречный) о том, что ищу единомышленников для организации поселения». 

Склад взрывчатых веществ в Курманке работает законно. Но Мичурова все равно врет Куйвашеву и Тунгусову

Владимир Сабуров, Галина Мичурова и вся остальная рать им сочувствующих фанатично верят, что склад работает незаконно. И вера в это для них очень много значит. В глазах эти людей она оправдывает их правоту и любые действия против коллектива и руководства предприятия ООО «Уралвзрывпром», и жителей Заречного. Здесь мы объясним, почему они все-таки, мягко говоря, не правы в своих заблуждениях. А если говорить так как есть, то попросту врут.

Сабуров, Мичурова, Мегре, анастасийцы, кедры… Почему в этом важно разбираться?

Сабуров, Мичурова, Мегре, анастасийцы, кедры… Почему в этом важно разбираться?

Это один из первых официальных документов, выданных государственными органами контроля по факту создания и регистрации Склада склада взрывчатых веществ в Курманке. Он стал частью производственного участка №1 «Уралвзрывпрома» треста «Уралнеруд» в Курманке. Базисный, поверхностный, постоянный. Поселок Заречный к тому времени уже оформился в качестве одного из центров атомной промышленности в государстве. На момент получения этого документа были запущены все три блока БАЭС, а сам склад шесть лет исправно выполнял свои функции.

Патрушев предупреждает губернаторов УрФО о техногенных ЧС. Анастасийцы рассуждают о взрыве на БАЭС

Сегодня в Екатеринбурге находятся все губернаторы Уральского федерального округа: из Тюменской области приехал Владимир Якушев, от Ямало-Ненецкого автономного округа — Дмитрий Кобылкин, Ханты-Мансийского автономного округа-Югры — Наталья Комарова, Челябинской области — Борис Дубровский, Курганской области — Алексей Кокорин. Конечно, вместе с ними и глава Свердловской области Евгений Куйвашев.