Ликбез: что такое зона «зона разлета осколков»? И лайфхак: как из-за нее ОНФ подставит Николая Косарева?

Участники сообщества по интересам «Добрыня», которое они называют «родовым поселением», как известно, страстно хотят жить рядом со складом взрывчатых материалов ООО «Уралвзрывпром». И главным препятствием для того, чтобы наконец-то укорениться и выращивать кедры, они считают то, что их место проживания находится во взрывоопасной зоне: зоне разлета осколков, который случится, если на складе произойдет ЧП. Логично, что строить здания на этой территории запрещено, о чем им постоянно и говорят. Однако Владимир Сабуров и компания стараются уговорить предприятие и чиновников на то, чтобы эту взрывоопасную зону уменьшить. Такое ощущение, что зона разлета осколков для уральских анастасийцев уже что-то более сакральное, чем звенящий кедр. Так что давайте разберемся, что это вообще такое. 

Сам склад, как мы уже рассказывали, существует с 1977 года и соответствует всем требованиям безопасности, в том числе установленным нормам безопасного расстояния от жилых зданий и поселений. Речь шла о 520–650 метрах, сейчас – о 450 метрах. 

На публичной кадастровой карте взрывоопасная зона очень хорошо заметна. Это зеленый круг. Внутри него с незапамятных времен запрещено возводить любые постройки.

Земельные участки под номерами 66:42:0201003:69 и 66:42:0201003:763 принадлежат Владимиру Сабурову и находятся внутри опасной зоны. Причем не где-то на краю, а в непосредственной близости к объекту опасности. Чтобы было нагляднее, посмотрим на ситуацию из космоса: явно видно, что земельный участок рядом со складом. Как можно было селиться здесь, решительно непонятно.

Земельный участок Владимира Сабурова очень близко со складом взрывчатых материалов

В 2016 году Владимиру Сабурову уральский Ростехнадзор официально разъяснил, что «объекты не относящиеся к складу взрывчатых веществ (здания, сооружения, населенные пункты), должны располагаться за пределами опасной зоны».

И что не менее важно в данном случае: «Уральское управление отмечает, что опасная зона склада взрывчатых материалов определена Проектом в соответствии с требованиями нормативных документов и основания для ее пересчета отсутствуют».

В любом случае для родопоселенцев и анастасийцев изменение границ этой зоны, как им кажется, является единственным шансом на дальнейшее развитие своей коммуны. Для этого все средства хороши, в том числе манипулирование политиками и активистами. 3 марта в Заречный приехал эксперт Общероссийского народного фронта и эмиссар Владимира Мегре из политической партии «Родная партия» Александр Самохин.

Александр Самохин, эксперт ОНФ во время визита в д. Курманку

Глава Заречного Андрей Захарцев подсказал заезжему гостю, что возможности по уменьшению опасной зоны вокруг склада рассматриваются. По традиции под руку подсказывает Галина Мичурова.

«Экспертиза сейчас просчитает, насколько возможно сокращение. Чтобы вывести границу населенных пунктов, нужно вывести на 139 метров. Но на 139 ее невозможно, потому что по федеральным правилам кратность зоны должна быть 50. Поэтому Андрей Владимирович правильно говорит: 150»

Визит представителя внепарламентской партии, которая обвиняет президента Владимира Путина в том, что он ее боится и поэтому их кандидат не был зарегистрирован на выборы главы государства, в принципе безвреден и не имеет какой-то пользы для ситуации. О том, что здесь происходит, и без него все знают. Однако примечательна одна фраза Александра Самохина.

«Подобные проблемы наблюдаются по всем регионам России», — заявил Самохин местным журналистам. 

Это в принципе подтверждает сценарий действий фанатиков-анастасийцев Владимира Мегре из проекта «Родовые поместья» по агрессивному захвату земель в России и проведению политики «земельного сепаратизма». Об этом мы рассказываем в отдельном материале.

Но более всего интересен визит Александра Самохина как представителя ОНФ. Сам он неоднократно говорил, что нужно уменьшать зону разлета осколков, чтобы анастасийцы смогли узаконить те постройки, которые еще не снесли (что, впрочем, все равно невозможно сделать из-за того, что это пахотные земли, а иначе это будет атака на национальную безопасность РФ и игнорирование указа Владимира Путина). Таким образом, Александр Самохин как представитель ОНФ давит на предприятие и провоцирует ухудшение его финансово-экономической стабильности. Следующим шагом может стать требование о закрытии склада и блокировки работы ООО «Уралвзрывпром» (ну надо же как-то искать спонсоров или зарабатывать политические очки для «Родной партии»). При этом ООО «Уралвзрывпром» является по факту предприятием горнодобывающей отрасли. А сопредседатель ОНФ в Свердловской области – Николай Косарев, ректор Горного университета. 

Получается, что эксперт ОНФ Александр Самохин вот так запросто подставляет своего коллегу, походя подрывает авторитет уважаемого в Свердловской области человека? 

На самом деле при всей благовидности мотивов московских гостей и их уральских зазывал это очень простая и распространенная схема давления на бизнес. В какой-то критический момент (например, совсем накануне ЧМ 2018 года, когда понадобятся ресурсы, которые предоставляют ОАО «Уралнеруд» и ООО «Уралвзрывпром») работу компаний саботируют с помощью, как говорил товарищ Ленин, «полезных идиотов» вроде Сабурова или Мичуровой. И после на предприятие приходят уже представители политических партий или околосектантских движений договариваться «о взаимовыгодном сотрудничестве».

Итогом такого «сотрудничества» может стать все что угодно – от переезда компании из региона присутствия до потери работы и дохода для более 600 семей. Но есть ли дело до этого Владимиру Сабурову, Галине Мичуровой, Владимиру Мегре и прочим анастасийцам?

Статья в официальной группе «Вконтакте» Центра разоблачения деятельности Владимира Мегре.

«Рейдерство с запахом кедра»: схемы атак на предприятия и государство

Как вы могли заметить, в группе довольно подробно и обстоятельно разбираются обстоятельства, предшествующие и сопровождающие конфликт участников выдуманного поселения «Добрыня» с государством и предприятием ООО «Уралвзрывпром». Казалось бы, вряд ли можно заподозрить людей, которые если не поклоняются, то почитают выдуманную литературную героиню и дерево в хищническом поведении. То, как они выстраивают свою жизнь и отстаивают себя в судах вроде бы это и подтверждает: божьи одуванчики. Но слишком много противоречий дарит нам сравнение их мотивации и последующих действий.

Хроника лжи: как Владимир Сабуров был готов положить под бульдозер беременную жену

Это видеосъемка сноса незаконной постройки, которую Владимир Сабуров считал «домом», на его земельном участке. Ее любезно распространила и выгрузила в открытый доступ псевдонезависимая телекомпания «ПузоТВ» «ПазлТВ», работающая в Заречном. Правда, мы внесли в него совсем небольшие (особенно в сравнении с бульдозером) монтажные правки.

Схема по захвату земель для «Родовых поместий» и их реализация Владимиром Сабуровым

Цель всего движения «Звенящие кедры России» – захват земли. Сразу скажем, что в данном случае слово «захват» не несет какой-то негативной или позитивной окраски. Это означает лишь получение земельных участков любым возможным способом, чтобы в дальнейшем создать на них некое «поселение» из множества семей таких же «поклонников кедра». Под процесс подведена идеологическая база: все действия направлены на создание «родовых поместий» – некой формы сообщества групп людей, обязывающих их к определенным правилам социально-экономического взаимодействия.

Дом Сабурова можно было спасти. Но он сгорел. Почему Владимиру Сабурову было выгодно его сжечь? 

Ранее мы рассказывали о том, что такое «зона разлета осколков» и почему на территории, которая под нее попадает, нельзя ничего строить. Тем не менее, как известно, Владимир Сабуров и Галина Мичурова возвели незаконные постройки, которые постепенно сносят по решению суда. От людей, которые не в состоянии спланировать свои действия и соотнести их с законами, можно ожидать чего угодно.

«Нас 20 миллионов!». Как Владимир Мегре хочет стать Президентом России и взять власть 

На территории России действует около четырехсот «спящих ячеек» сепаратистов. Это активные, полностью автономные друг от друга группы численностью от десяти до более ста человек. Гендерный состав характеризуется преобладанием мужчин, имеющих развитые навыки длительного выживания в полевых условиях. Каждая группа обеспечена материально-техническими средствами и возможностями для быстрого формирования собственных изолированных поселений вне поля зрения правоохранительных, контролирующих или социальных органов власти.

Что делать властям Заречного? Они вообще ни при чем, но анастасийцы атакуют их в первую очередь

Власти Заречного и Саубров. Снос дома в Заречном?

Анастасия ходит голая по тундре, общается с кедром, в курсе того, что там у НЛО. Последователи Владимира Мегре беспорядочно высаживаются на участки земли по России, водят хороводы, бредят «родовыми поместьями». Но этот праздник духа очень быстро заканчивается, когда «анастасийцы» или, как мы их еще решили называть, кедрозвоны, сталкиваются с необходимостью жить по законам страны, от которой они стремятся отгородиться. Каждый земельный участок, захваченный последователями Владимира Мегре, сразу же становится островком непослушания для местных властей.

Как Владимир Сабуров решил подорвать нацбезопасность РФ и зарывал в землю указы Путина

«После повторного прочтения книг В. Н. Мегре в 2003 г. (первый раз начал читать в 1999 г.) я понял, что больше не могу бездействовать, и решил, что весной 2004 г. я должен быть на своей Земле в своём Родовом Поместье. Написал объявление в местную газету (г. Заречный) о том, что ищу единомышленников для организации поселения». 

Склад взрывчатых веществ в Курманке работает законно. Но Мичурова все равно врет Куйвашеву и Тунгусову

Владимир Сабуров, Галина Мичурова и вся остальная рать им сочувствующих фанатично верят, что склад работает незаконно. И вера в это для них очень много значит. В глазах эти людей она оправдывает их правоту и любые действия против коллектива и руководства предприятия ООО «Уралвзрывпром», и жителей Заречного. Здесь мы объясним, почему они все-таки, мягко говоря, не правы в своих заблуждениях. А если говорить так как есть, то попросту врут.

Сабуров, Мичурова, Мегре, анастасийцы, кедры… Почему в этом важно разбираться?

Сабуров, Мичурова, Мегре, анастасийцы, кедры… Почему в этом важно разбираться?

Это один из первых официальных документов, выданных государственными органами контроля по факту создания и регистрации Склада склада взрывчатых веществ в Курманке. Он стал частью производственного участка №1 «Уралвзрывпрома» треста «Уралнеруд» в Курманке. Базисный, поверхностный, постоянный. Поселок Заречный к тому времени уже оформился в качестве одного из центров атомной промышленности в государстве. На момент получения этого документа были запущены все три блока БАЭС, а сам склад шесть лет исправно выполнял свои функции.

Патрушев предупреждает губернаторов УрФО о техногенных ЧС. Анастасийцы рассуждают о взрыве на БАЭС

Сегодня в Екатеринбурге находятся все губернаторы Уральского федерального округа: из Тюменской области приехал Владимир Якушев, от Ямало-Ненецкого автономного округа — Дмитрий Кобылкин, Ханты-Мансийского автономного округа-Югры — Наталья Комарова, Челябинской области — Борис Дубровский, Курганской области — Алексей Кокорин. Конечно, вместе с ними и глава Свердловской области Евгений Куйвашев.